Поделиться
Поиск объектов недвижимости
Цена (€):

Подписаться на рассылку
E-mail

некорректный Email





Invalid Input

Новости Реальные хозяева Европы процветают, несмотря на любые кризисы

 

Реальные хозяева Европы процветают, несмотря на любые кризисы

06112017

Реальные хозяева Европы все те же, что и 500 лет назад

 

 

Европейские аристократы – наследники старинных титулов и состояний – не любят светиться в прессе и избегают списков «Форбс». Это помогает им уходить от налогов, выбивать гранты из Брюсселя, торговать суверенитетом и править ЕС как своей наследственной вотчиной.

На протяжении всего XX века писатели эксплуатировали тему упадка аристократии и гибели «старых денег». Про разорение дворянских гнезд писали стихи и романы. Экран и сцену заполонили бедные, но благородные дворяне – от Любови Андреевны Раневской до Бланш Дюбуа. В воображении современного европейца аристократ – это чудаковатый старикан, с трудом отапливающий пару комнат в полуразрушенном родовом замке с протекающей крышей.

И вдруг выяснилось, что известные аристократические семьи выжили во всех социальных катаклизмах. Невзирая на всеобщую уравниловку мировых войн и революций, они умудрились сохранить и преумножить свои гигантские состояния, объем которых теперь не поддается учету.

Обладатели звучных титулов по-прежнему распоряжаются самым дорогим активом Европы – ее землей и недвижимостью. Графы Кавдор, упомянутые Шекспиром в «Макбете», и сегодня живут в своем родовом замке. Немецкие князья Фюрстенберги, ведущие свой род с XIII века, тоже обитают в фамильных резиденциях – замках Вейтра и Хайлигенберг и в княжеском дворце в Донауэшингене. А легендарная династия Шварценбергов владеет целой дюжиной замков и дворцов. Самая эффектная их недвижимость – огромный дворец в центре Вены.

Англичане подсчитали, что по состоянию на 2010 год треть всей британской земли – самой дорогой земли в мире – находилась в собственности местной аристократии. Герцогу Вестминстерскому принадлежит часть знаменитых районов Лондона – Мэйфер и Белгравия. В собственности графа Кадогана находится центральная часть английской столицы – площадь Кадоган, часть улиц Слоун-стрит и Кингз роуд. Баронесса Говард де Вальден владеет престижными лондонскими улицами Харли-стрит и Мэрилебон-Хай-стрит.

Все помещения, расположенные в этих районах, сдаются по самой высокой арендной ставке в мире. Купить дом, выстроенный владельцем земли, практически невозможно – за сотни миллионов долларов покупается лишь право аренды особняка на срок от 35 лет. При этом покупатель ежегодно доплачивает хозяину еще и за аренду земли под домом.

В дворянских замках и дворцах хранится несметное число книг, картин, антикварной мебели, произведений искусства. Подсчитать их совокупную стоимость нельзя даже приблизительно. В этом одна из причин того, что европейская знать редко попадает в списки «Форбс». «Старые деньги», в отличие от недавно заработанных капиталов, любят тишину.

Казалось бы, владельцев всей этой сказочной роскоши давно должны были разорить государственные сборы. Любая попытка продать дом, картину или антиквариат для простого смертного чревата необходимостью заплатить весьма неприятный налог на прирост капитала. В Испании его ставка доходит до 34 процентов, в Англии – до 40. Таким же налогом облагается вступление в наследство.

Но если простые европейцы вынуждены сразу же продавать полученную в наследство недвижимость, чтобы расплатиться с налоговой, их знатные соотечественники используют обходные пути. Самый популярный – передать дворец со всем его достоянием в собственность специального фонда. Руководят фондом, разумеется, сами члены семьи. В итоге новые поколения вступают во владение сверхдорогой собственностью, но не платят в бюджет ни цента.

Даже в такой современной структуре, как брюссельская бюрократия, аристократические семьи сумели найти свою кормушку. Так как им принадлежат сотни тысяч гектаров земли, они позиционируют себя как «фермеров», следовательно, претендуют на солидные субсидии, выделяемые в ЕС на поддержку сельского хозяйства. Размер субсидии прямо пропорционален размеру участка земли в собственности. Каждый год такие «фермеры», как герцог Мальборо, герцог Нортумберлендский, герцог Вестминстерский и лорд Ротшильд получают от Брюсселя от 700 тысяч до 1 миллиона фунтов стерлингов. В этом смысле Brexit их, конечно, не обрадовал.

Эти сельскохозяйственные хитрости меркнут на фоне той успешной коммерции, которую развернули великие князья, переформатировавшие свои княжества в офшоры. Принцы Монако превратили свое государство в самую знаменитую налоговую гавань для физических лиц. Великие герцоги Люксембурга сделали то же самое для компаний и фирм.

Несмотря на все удары и смену эпох, аристократические семьи Европы продолжают процветать. Их богатства – серая зона глобальной экономики. Их наследственные права и негласная власть – оборотная сторона европейской демократии. Единственное, что может помешать сегодня аристократам, – это общественное мнение и огласка. «Старые деньги» любят тишину.

 

Источник